ТАСС: интервью Павла Колобкова

29 ноября 2019
Павел Колобков: мировому спортивному движению не нужно отстранение россиян от Олимпиады


В ноябре Комитет по соответствию Всемирного антидопингового агентства (WADA) рекомендовал Исполкому организации применить ряд санкций в отношении российского спорта, в частности лишить на четыре года спортсменов страны возможности выступать на главных международных соревнованиях под флагом России и запретить проводить международные турниры на территории Российской Федерации.

Ранее Совет World Athletics (Международная ассоциация легкоатлетических федераций — прим. ТАСС) принял решение приостановить процесс восстановления Всероссийской федерации лёгкой атлетики (ВФЛА). Глава организации Дмитрий Шляхтин подал заявление об отставке в связи с выдвинутыми против него и еще четырёх сотрудников ВФЛА обвинениями во вмешательстве в расследование по делу российского прыгуна в высоту Данила Лысенко.

Министр спорта России Павел Колобков поделился с ТАСС своим мнением по поводу последних событий, дал оценку работе Шляхтина, обсудил реальность перспективы выступления россиян на Играх-2020 в Токио и рассказал, не боится ли он за свою карьеру.


- Министерство спорта Российской Федерации рекомендовало отстранить от работы в руководящих органах ВФЛА лиц, причастных к делу российского прыгуна в высоту Данила Лысенко. На данный момент можно ли говорить, что руководство ВФЛА – в том числе её бывший президент Шляхтин – не справилось со своей задачей?

- Федерация проделала за последнее время огромную работу, и более того – это подтверждает и World Athletics – все пункты дорожной карты выполнены. В том числе и оплата штрафов и долгов. Другой вопрос – произошли события, связанные с фальсификацией документа (дело Лысенко — прим. ТАСС). И расследование международной федерации это выявило. Надо отметить, что Шляхтин оказывал расследованию полное содействие.

- Факт остается фактом – нарушение было.

- Да, действительно, был выявлен факт нарушения. И серьёзный факт. И в целом, несмотря на всю проделанную работу, случаи употребления допинга в лёгкой атлетике имеют место быть. Да, пусть и в разы меньше, но они есть.

- Что ни для кого не секрет.

- Именно. По всем этим случаям приняты соответствующие меры. И мы будем содействовать ВФЛА в работе по этому вопросу.

- Что вы можете сказать по поводу отстранения руководства федерации?

- Всех документов по этому вопросу мы ещё не видели и не знаем чётко, на основании каких юридических актов руководство ВФЛА было отстранено. Но World Athletics приняла решение, и мы на него ориентируемся. ВФЛА необходимо провести обновление руководящих органов. Министерство спорта серьезно озабочено произошедшим. Поэтому и было принято решение поддержать ВФЛА в их намерении провести внеочередную отчётно-выборную конференцию. А также рекомендовано разработать «дорожную карту», выполнение которой мы будем отслеживать ежедневно. В этой работе мы надеемся на поддержку РУСАДА (Российское антидопинговое агентство — прим. ТАСС). Если поставленные задачи не будут выполнены, будет повторное рассмотрение комиссии по компетенции, которое сможет принять ряд ключевых решений вплоть до лишения аккредитации ВФЛА.

- Не слишком ли радикальные решения?

- Они приняты в интересах спортсменов. В любом случае всё должно быть легитимно, но затягивать нельзя. И все должно решаться во взаимодействии с World Athletics, ведь и они заинтересованы в том, чтобы этот вопрос был решён как можно скорее.

- Знакомы вы ли с кругом кандидатур на место президента ВФЛА?

- Это на данный момент самый важный вопрос. Кандидат на этот пост должен быть занят в работе федерации в режиме full-time. Это должен быть профессионал, который знал бы, как работает спортивная отрасль. Это должен быть человек, имеющий серьёзный опыт в такой работе. Сейчас мы будем вместе изучать, кто будет выдвигаться. Но, безусловно, Министерство не имеет права и не будет вмешиваться в этот процесс.

- Переходя с темы лёгкой атлетики на более глобальную, обязана спросить. Павел Анатольевич, скажите, а вы вообще допускаете ситуацию с неучастием россиян в Играх?

- Уверен, что мировому спортивному движению это совершенно не нужно. Тем более что мы являемся мировым лидером во многих видах спорта. Я считаю, что наши спортсмены примут участие в Олимпиаде во всех видах, где пройдут отборы. Я понимаю, о чём сейчас думают спортсмены, о чём говорят в их семьях… Но нужно готовиться к Играм. У нас есть команда, и мы будем решать её насущные задачи.

- А как насчет того, что нашей сборной, возможно, предстоит выступать в Токио без флага и без гимна? Как буквально два года назад в Пхенчхане?

- Считаю, что этот вопрос находится в плоскости большой политики. Но это точно противоречит основным принципам и хартии МОК.

- Я немало общалась со спортсменами. Многие из них требуют огласить имена нарушителей, «благодаря» которым они в очередной раз оказались в валидольной ситуации за полгода до Игр.

- Все эти имена есть у WADA. Но уже четыре года прошло – в современном спорте сменилось целое поколение. И всё-таки этот вопрос – в ведении WADA.

- Можно ли ручаться, что ни один россиянин не «отличится» допингом на Играх в Токио, если мы туда все-таки попадаем? В Пхенчхане было два случая, о которых до сих пор вспоминается с горьким разочарованием и недоумением, – керлингист Александр Крушельницкий и бобслеистка Надежда Сергеева.

- Я могу гарантировать, что мы сделаем всё для того, чтобы этого не происходило. Все спортсмены включены в пул тестирования, в соответствии с правилами вопрос их тестирования находится в компетенции РУСАДА. Вся работа проведена. Более того, все спортсмены подписывают гарантийное обязательство. Если они на ставках, то это вообще является для них критическим требованием и обязательством – пройти обучение и знать антидопинговые правила.
Поэтому это – личная ответственность каждого спортсмена. Бывают и случаи, связанные с невнимательностью спортсменов. И они особенно раздражают. Но повторюсь — спортсмен несёт ответственность за то, что попадает в его организм.

- А международные соревнования? Чемпионат Европы по футболу 2020 года, чемпионат мира по волейболу 2022 года?

- Что касается Евро-2020, то даже в тех рекомендациях, с которыми мы сегодня имеем дело, о нём речи не идёт. Там уже стартовали продажи билетов. Да и в целом по многим чемпионатам мира – оплачены взносы, подписаны соглашения, в которых есть гарантии сторон. И есть гарантии со стороны федераций...

- Павел Анатольевич, а во всей этой ситуации вы не боитесь за свою карьеру как Министр?

- Последние годы в Министерстве были сложными. Я знаю, что я умею и что могу. Я ответственно отношусь к своему делу и люблю то, что я делаю. Да я даже никогда и не задавал себе этот вопрос. Это, по-моему, вообще неправильная позиция для любого человека, который честно делает свою работу.

- Мы все прекрасно понимаем, что всё происходящее началось очень задолго до вашего прихода в Министерство. Но именно вы сейчас остаетесь крайним?

- Нет, я чувствую поддержку многих, особенно президентов федераций. Трудности ещё больше объединяют. И потом… безвыходных ситуаций не бывает. Просто надо слышать друг друга и искать выходы из ситуации вместе. Я до конца за российский спорт и российских спортсменов, и мне неважно, на каком посту мне придется решать эти задачи. Этому меня научила и моя спортивная карьера, и работа здесь, в министерстве.

- В день вашего назначения, если помните, я спросила вас – вы понимаете, с каким багажом вы принимаете российский спорт?

- Поймите, ситуация всё время меняется. Я не слепой, я вижу развитие этой ситуации. Да, я отдавал себе отчёт и понимал груз ответственности в тот день. Да, есть проблемы, есть задачи, и их нужно решать, как бы ни было сложно, не перекладывая ни на кого ответственность.


Беседовала Вероника Советова (ТАСС)