Интервью Виталия Мутко газете «Спорт-Экспресс»

29 апреля 2015
Интервью Виталия Мутко газете «Спорт-Экспресс»
О ПУБЛИКАЦИИ КОНТРАКТА КАПЕЛЛО

- Ваше отношение к публикации контракта Фабио Капелло?

- Вы прекрасно знаете, что я всегда – за максимальную открытость. В свое время, если вы не забыли, мы публиковали подробный бюджет РФС на страницах «СЭ». Но методы, которыми воспользовались сейчас, неприемлемы. Контракт – соглашение двух сторон, и публиковать его можно только при согласии обеих. Представьте реакцию иностранных специалистов, которых мы захотим пригласить в будущем, на подобный подход к делу – они наверняка будут, мягко говоря, встревожены.

- Есть ощущение, что публикация направлена исключительно на то, чтобы показать: ответственность за зарплату итальянского специалиста лежит не только и не столько на РФС, сколько на министре спорта.

- Откуда растут ноги у этой публикации – абсолютно понятно. Но меня она никоим образом не пугает. Объяснял уже, что процедура назначения главных тренеров сборных по всем видам спорта была в тот момент именно такой – с визированием контракта министерством.

Что бы кто ни говорил, ответственность за контракт в принципиальном плане лежит на тех, кто его подписывает, а не согласовывает. На работодателях. И кто может заставить человека подписать документ, если он этого не хочет? Никто никого не вёл за руку к столу – не было бы желания у РФС, не было бы и контракта.

Я не скрывал, что поддерживаю кандидатуру Капелло, она на тот момент виделась мне единственно правильной, но посчитай президент Российского футбольного союза иначе, у сборной был бы другой тренер. Никто на РФС не давил и давить не собирался. Я так президенту футбольного союза и сказал: завизировать Капелло готов, но контракт с ним – это ваша полная ответственность. Помогать, насколько смогу, буду – как и всегда, но принципиальное решение – за вами.

При этом именно я настоял на том, чтобы в договор внесли пункт об обязательном пребывании Капелло в России такое количество дней, которое позволяет платить налог в 13 процентов, а не в 30 с лишним, как это было с Хиддинком и Адвокатом. Сейчас все обсуждают нынешний контракт так, словно это что-то небывалое. А между тем у обоих голландцев он был практически таким же, только обходился дороже из-за тех самых процентов – налоги ведь тоже платим мы.

В общем, контракт как контракт, и если он подписан, то должен выполняться. А все эти вбросы, преследующие вполне определенные цели, создают ощущение, что для кое-кого ситуация тем лучше, чем она объективно хуже.

Вообще в последнее время мы с вами постоянно говорим не о футболе как таковом, а о каких-то интригах и скандалах вокруг него. И это обидно. Одни придумывают кодексы, другие постоянно борются с окружающим миром, но всем в итоге не до самой игры. А ведь там масса тем для обсуждения – как повысить уровень квалификации тренеров, как усилить свои позиции в Европе, как воспитывать наших юных футболистов, и так далее.

Нужно говорить о том, что нам дал переход на систему «осень – весна», о работе с болельщиками, о лимите, о развитии массового футбола. А то вот совсем никому нет дела, что у двух юношеских сборных, готовящихся к Чемпионатам мира, нет условий для полноценной подготовки. Зато всем интересен контракт, выставленный на свет божий через подставного журналиста.

Мне кажется, руководители нашего футбола забыли о том, что они должны отвечать не только перед болельщиками, но и перед своими, условно говоря, акционерами – регионами, клубами, футбольным сообществом.

- Кстати, об упомянутом лимите. В прошлый раз мы с вами говорили об обсуждении в Государственной думе закона о привлечении иностранной рабочей силы в спорте. Оно состоялось?

- Да, закон принят в первом чтении.

- И вы уже начали работать с федерациями?

- Мы разослали им письма с просьбой обозначить свои предложения. Ждём ответы.

- Как долго придется ждать?

- Там установлены достаточно жёсткие сроки – рассчитываем завершить всю работу по лимитам в мае.

О «СПОРТАККОРДЕ» И ЕГО КОНФЛИКТЕ С МОК

- Россия получила право на проведение Всемирных пляжных игр 2019 года. Есть ли понимание, каким будет полный список видов спорта, которые будут там представлены, и возможных расходов на строительство в Сочи спортивных площадок для этих Игр?

- Пока нет – даже сроки мероприятия ещё не утверждены. Существует ведь два проекта Пляжных игр – от «Спортаккорда» и от Ассоциации национальных олимпийских комитетов (АНОК), которую поддерживает МОК. Поэтому мы попросили правообладателей подробно поработать над концепцией, чтобы убрать все противоречия. Договорились, что такая концепция будет готова к июню, после чего мы сядем и обсудим все детали. При этом я хочу лично встретиться и со «Спортаккордом», и с АНОК, чтобы объединить их усилия. А, исходя из принятых решений, определим и необходимые расходы. Они ведь зависят от многих вещей, в том числе от того, кому и в каких пропорциях будут принадлежать рекламные и иные права на мероприятия.

- Одним из лейтмотивов прошедшей в Сочи конвенции «Спортаккорд» стал конфликт между главой этой организации Мариусом Визером и президентом МОК Томасом Бахом. Была ли позиция Визера для российской стороны неожиданной?

- Прежде всего надо сказать, что конвент «Спортаккорда», собирающий более 90 международных спортивных организаций, очень важный и, безусловно, необходимый форум. Поэтому мы его и поддержали, предоставив свою площадку и создав все необходимые условия для симпозиумов, встреч, выставок, конференций. Исходили, естественно, из того, что конвент будет направлен исключительно на созидание.

В этой ситуации выступление главы «Спортаккорда» Мариуса Визера с резкой критикой в адрес МОК стало для нас полной неожиданностью. В выступлении было затронуто много проблем: организация международного олимпийского движения, его экономика, прозрачность и транспарентность МОК и так далее.

Мы сразу же попытались развернуть ситуацию в конструктивное русло – ведь Томас Бах возглавил Международный олимпийский комитет совсем недавно, и при нём уже была определена стратегия развития МОК до 2020 года, предусматривающая реформы олимпийского движения, которая во многом отвечает на вопросы Визера. Там есть и перестройка самого МОК, и изменение системы выборов олимпийских столиц, и перемены в программе Игр. А самое главное, что в обсуждении этой стратегии участвовало большинство членов «Спортаккорда»!

Нам удалось вернуть дискуссию за круглый стол – проблемы обсудили и на Ассоциации летних видов спорта, и на Ассоциации зимних. Во многом нашли общий язык, несмотря на то, что немало участников конвента посчитали выпад в адрес МОК не совсем корректным. Россия со своей стороны поддерживала и будет поддерживать Международный олимпийский комитет. Мы благодарны ему за совместную плодотворную работу в подготовке, организации и проведении сочинских Игр, да и потом никаких вопросов к МОК не возникало.

- В связи с этим не пожалели, что договоренность о проведении мероприятий «Спортаккорда» заключена на длительный срок?

- Сомнения в таком решении действительно появились, и мы откровенно их обозначили перед руководством «Спортаккорда». Будем обсуждать ситуацию – причём при участии МОК. Да, внутренняя дискуссия необходима и полезна, но во внешний мир спорт должен выходить единым, несущим позитив, а не скандалы. На данный момент могу сказать, что по окончании форума подписывается обычно контракт на следующий – пока мы его не подписали.

- В совет «Спортаккорда» избран представитель России – президент Международной шахматной федерации Кирсан Илюмжинов. Было ли согласовано его выдвижение с Минспорта РФ и ОКР? И почему выбор пал именно на Илюмжинова?

- Детали обсуждать, честно говоря, не хочется. Естественно, представительство России в любых крупных международных организациях нам не безразлично, и мы в каждом случае оказываем всё возможное содействие. Кирсан Николаевич был выдвинут Ассоциацией интеллектуальных игр, президентом которой, наряду с ФИДЕ, является. Мы со своей стороны оказали ему поддержку. И он прошел в совет в конкурентной борьбе.

- Пришлось ли Минспорта выделять дополнительное финансирование на организацию международных соревнований в России в этом году (например, на Чемпионат мира по водным видам спорта в Казани, Чемпионат мира по фехтованию в Москве и командный Чемпионат Европы по лёгкой атлетике)? Или местным властям удалось самостоятельно справиться со всеми проблемами?

- Местным властям справиться самостоятельно невозможно, им оказывается необходимая поддержка, но какого-то дополнительного финансирования не было. Нам пришлось пересмотреть приоритеты в рамках существующих бюджетов – прежде всего для покрытия увеличившихся валютных затрат: многие контракты были подписаны в прошлом году, когда доллар стоил 36 рублей, а часть оборудования или перевозок при любых раскладах необходимо оплачивать валютой. Для её покрытия пришлось оптимизировать другие разделы бюджетов.

Министерству спорта в нынешней ситуации приходится тяжелее, чем многим другим, потому что бюджет обычно считается от достигнутого. Но у нас, во-первых, отрасль только начала развиваться в качестве самостоятельной – отдельная строка по финансированию физической культуры и спорта была включена в государственный бюджет только в 2011 году. А во-вторых, на базе прошлогоднего бюджета нельзя предусмотреть совершенно новые расходы, связанные с проведением тех или иных соревнований.

В 2014 году не было Чемпионата мира по плаванию, а в 2015-м не будет Чемпионата мира по хоккею, зато он состоится в 2016-м. Поэтому бюджет спортивной отрасли всегда формируется непросто, а отсюда и оптимизировать его крайне сложно. Но жизнь всё равно заставляет это делать, где-то что-то сокращая и ужимая.

О КАЛИНЕ, ЕФИМОВОЙ И КОБЗОНЕ

- Псковская биатлонистка Анастасия Калина, последние два сезона выступавшая за Белоруссию, покинула белорусскую команду. Сможет ли она, на ваш взгляд, снова вернуться в сборную России или хотя бы в сборную Псковской области?

- Есть процедура, предусматривающая критерии отбора – как в сборную страны, так и в сборные областей. Пройдешь такой отбор – нет вопросов. Другое дело, что есть ещё международные регламенты переходов из одной федерации в другую. Там предусмотрены некие карантины или другие ограничения. Их тоже нужно соблюсти.

На мой взгляд, все подобные истории требуют тишины и спокойствия, а не публичности. У нас уже был прецедент, когда руководитель одной из федераций поспешил объявить о переходе под наш флаг одной из спортсменок, что возбудило противоположную сторону и перевело ситуацию в политическое русло. В итоге девочка проехала мимо Олимпийских игр.

- Как вы вообще относитесь к спортсменам, которые сначала бегут за границу, а потом просятся обратно?

- Каждая история индивидуальна. Причины любого перехода очень часто завязаны на некие личные вещи, они заметно отличаются друг от друга. Поэтому в каждом конкретном случае необходимо изучить ситуацию, а потом уже выносить вердикт.

- Многие лидеры сборной России по плаванию сегодня тренируются в США. Не беспокоит ли вас эта ситуация накануне домашнего Чемпионата мира? И не будут ли в будущем предприняты усилия для того, чтобы вернуть наших звёзд на Родину, создав им здесь соответствующие условия?

- Ситуация меня не просто не беспокоит – мы названных вами спортсменов полностью поддерживаем, поскольку видим, что такая подготовка даёт нужные плоды. А условия у нас есть – вопрос в передовых методиках подготовки и некоем психологическом аспекте, связанном с повышением уверенности в своих силах.

- Пловчиха Юлия Ефимова рассказала, что после допингового инцидента отправляет все свои витамины специалисту из Минспорта и употребляет препараты только после его одобрения. Сколько ещё наших спортивных звёзд действуют подобным образом?

- В принципе такими аккуратными должны быть все спортсмены, а не только те, кто уже пострадал. Другое дело, что можно обходиться и собственными силами. Сейчас на «Спортаккорде» презентовали новую компьютерную программу, которую мы обязательно возьмём на вооружение: она не только даёт сведения обо всех запрещённых препаратах, но и оперативно вносит все изменения в «черных списках». Многие ведь, как та же Юля, «горят» не на допинге, как таковом, а на лекарствах или пищевых добавках, содержащих неизвестные спортсменам запрещённые компоненты.

- Попечительский совет Российской федерации стрельбы из лука возглавил народный артист СССР Иосиф Кобзон. Имели ли вы отношение к этому назначению и сможет ли, на ваш взгляд, этот вид спорта в обозримом будущем выйти в России из тени более популярных олимпийских дисциплин.

- Нет, к назначению Иосифа Давидовича мы никакого отношения не имели. Я знаю, что он поддерживает многие виды спорта, и благодарен ему за такую работу. Но задача «выхода из тени», как вы её сформулировали, – не для попечительского совета, кто бы в него ни входил. Это задача – непосредственно и исключительно для федерации.

О ГОРЯЧЕЙ ЛИНИИ, ТВИТТЕРЕ и ИНСТАГРАМЕ

- МОК открыл горячую линию, по которой можно анонимно сообщить о фактах коррупции в спорте и случаях употребления допинга. Не стоит ли Минспорта поступить так же?

- Подобная линия есть у РУСАДА – там можно сообщить о любых нарушениях, связанных с допингом. Что же касается коррупции – готовы рассмотреть и эту тему, нужно только обсудить, какие методы в наших условиях будут работать наиболее эффективно.

- Некоторые ваши коллеги – российские и иностранные – активно представлены в социальных сетях. Увидим ли мы когда-нибудь ваш твиттер или инстаграм, который ведет лично министр Виталий Мутко?

- У меня на самом деле есть аккаунт в твиттере, просто использую его нерегулярно. Но если задуматься, о чём там писать? О личных впечатлениях от того или иного мероприятия? Если они кому-то интересны, готов озаботиться этой темой. Во всём же остальном мы и так максимально открыты – у министерства есть свой сайт, оно представлено во всех соцсетях, я лично готов ответить на любые вопросы как в вашей газетной рубрике, так и в телепередаче «Задай вопрос министру».


Борис Левин
Газета «Спорт-Экспресс», № 91 (6742) от 29 апреля 2015 г.


Фото: Григорий Аванян